Встреча с генеральным директором холдинга «Вертолеты России» Андреем Богинским

0
27

Владимир Путин провёл
рабочую встречу с генеральным директором холдинга «Вертолеты России»
Андреем Богинским.

Москва, Кремль Генеральный директор холдинга «Вертолеты России» Андрей Богинский. В ходе встречи с генеральным директором холдинга «Вертолеты России» Андреем Богинским. Генеральный директор холдинга «Вертолеты России» Андрей Богинский.

В.Путин: Андрей Иванович, у нас
вертолетостроение традиционно всегда развивалось, мы всегда по праву гордились
нашим вертолетостроением. Сколько сейчас – восемь тысяч наших машин эксплуатируется
в 100 странах мира, по-моему?

А.Богинский: Да, совершенно верно.

В.Путин: Холдинг получился дееспособный, большой. Давайте
поговорим о том, как он себя чувствует и каковы перспективы.

А.Богинский: Владимир Владимирович, разрешите рассказать
сначала вводные о холдинге. Мы находимся в нескольких часовых поясах.
Предприятия у нас располагаются на Дальнем Востоке, соответственно, Сибирь,
Урал, Центральная Россия и даже на самых западных рубежах, в Калининграде.
Работает в холдинге более 38 тысяч сотрудников.

Вы уже упомянули,
сказали, что более восьми тысяч вертолетов сегодня эксплуатируется гражданских и военных, как в Российской Федерации, так и в мире. Более 430 эксплуатантов
есть. И благодаря государству наши мощности сегодня составляют порядка 360
вертолетов в год, мы можем производить.

Кроме всего прочего,
у нас есть два предприятия, которые входят в холдинг, занимаются
проектированием, производством ответственных агрегатов. Это редуктор…

В.Путин: Три КБ [конструкторских бюро] у вас?

А.Богинский: Да, три КБ. У нас конструкторское бюро НЦВ
[Национальный центр вертолетостроения], в которое мы объединили с «Миль» и «Камов», стало одной компанией. У нас молодое КБ «ВР-Технологии», дальше
расскажу о результатах работы. И у нас есть конструкторское бюро Казанского
вертолетного завода, которое делает известный вертолет «Ансат», который
участвует в программе санитарной авиации.

Кроме всего прочего,
мы обеспечиваем сервисное послепродажное обслуживание наших вертолетов. В Российской Федерации у нас шесть авиаремонтных заводов. За рубежом у нас
сегодня находятся десять партнерских сервисных центров в разных странах мира,
которые могут
ремонтировать и обслуживать, как гражданскую, так
и военную технику.

Еще порядка десяти
сервисных центров мы сегодня модернизируем и создаем
вместе с нашими партнерами. Потому что если в Российской Федерации эта часть нашего холдинга, основная часть предприятий у нас была передана от Министерства обороны Российской Федерации, одно в составе холдинга было исторически, в Новосибирске,
то за рубежом, конечно, это развитие партнерских сервисных центров, которые очень тесно связаны с объемом поставок.
То есть чем больше техники, тем больше
необходимо оказывать сервисных услуг.

У нас на сегодняшний день есть три совместных предприятия
с зарубежными партнерами. Первое предприятие – это с итальянской компанией Agusta в Подмосковье. Собираются сборочные
мощности Agusta 139.

Хотел бы рассказать,
с одной стороны, о тех пяти годах, которые прошли, о наших планах до 2025-го и до 2030 года.

За предыдущие пять
лет мы поставили на внутренний и внешний рынок 865
вертолетов с газотурбинными двигателями. Это второй результат в мире для гражданских и военных. При этом нам удалось
существенно увеличить долю гражданской продукции в 2017 году и сохранить
достигнутые результаты в последующие годы.

Это нам позволило, в том числе обеспечить прибыльность холдинга на фоне падения мирового рынка
вертолетной техники, и в целом из-за снижения
заказов ГОЗ и ВТС. Если посмотреть, то с 2016 года в целом мировой рынок снизился примерно на 30–35 процентов. Поэтому такое снижение затронуло и нас. Но с помощью нашей работы, с помощью
государства и благодаря Вашей поддержке, Владимир Владимирович, по санитарной авиации нам удалось долю
гражданки увеличить за этот период времени.
Мы сегодня занимаем, на мой взгляд, достойное второе место по продажам и по производству вертолетной техники.

На ближайшие пять
лет мы ставим перед собой цели по увеличению
наших ключевых показателей. С 2021 по 2025 годы мы планируем произвести и реализовать на внутреннем и внешнем рынке
более 1100 вертолетов. При этом уже в 2023 году доля гражданской продукции превысит 50 процентов.

Чтобы удерживать
лидирующие позиции в мире, мы стремимся к 2030 году достичь показателей роста производительности и выручки в три раза по сравнению с 2020 годом,
а консолидированной прибыли – в четыре. Это показатели к 2030 году.

Решать эти
амбициозные задачи мы планируем, опираясь на широкий наш модельный ряд. Он действительно
достаточно представлен в разных сегментах. Сегодня серийно выпускаемые боевые и военно-транспортные вертолеты позволяют нам
полностью удовлетворить потребности нашего главного заказчика в лице
Министерства обороны и других силовых
ведомств, а также занимать лидирующие позиции по поставке военной техники на международные рынки при активном содействии
«Рособоронэкспорта».

У нас также есть
конкурентоспособная гражданская техника
различного назначения. Наша «восьмерка» и ее модификации лидируют в сегменте
тяжелых вертолетов. Основой для продвижения в других сегментах являются вертолеты «Ансат», Ка-226, Ка-32 и Ми-26.

Со многими из этих
моделей Вы знакомы не понаслышке, так как сами используете их в своей работе. Это является предметом нашей
гордости и высокой оценки для всего коллектива.

Вместе с тем мы понимаем, что для сохранения позиций на рынке необходимо постоянно модернизировать модельный
ряд и предлагать рынку новые модели. Поэтому дальше я хотел бы подробно
остановиться на основных разработках в гражданском, а затем и в военном
сегментах.

Владимир
Владимирович, это – вертолет Ми-171А3. Его особенность в том, что это – специальный вертолет, который мы создаем
для полетов над водными поверхностями, на морские буровые платформы. Он соответствует международным отраслевым стандартам
Международной ассоциации производителей нефти и газа. С его появлением российские компании, которые
участвуют в совместных международных проектах, в разработке морских месторождений смогут допустить нашу технику к эксплуатации с возможностью страхования как самой техники, так и пассажиров. До этого это было невозможно.

В.Путин: Они закупали за границей?

А.Богинский: Да. Мы
такой вертолет сделали. На самом деле, прежде чем приступить к проектированию этой машины, мы провели
большую совместную работу с нашими предприятиями и ТЭК и в первую очередь с компанией «Газпром» с целью формирования
технического облика этого вертолета, который удовлетворил бы требованиям российских нефтегазовых компаний и международным стандартам.

В.Путин: Максимальная скорость – 280, а крейсерская?

А.Богинский: Крейсерская будет где-то 250–260.

В.Путин: Тоже прилично.

А.Богинский: Да. И для холдинга, и для компаний ТЭК это,
конечно, важный шаг. Соответственно, мы
предполагаем и на мировой рынок выйти с этим вертолетом‐

Следующий проект, Владимир Владимирович, о котором хотел бы Вам доложить. В 2008 году началось обсуждение этого проекта с нашими китайскими товарищами.

В.Путин: Тяжелого вертолета?

А.Богинский: Вертолет, да. В 2016 году в ходе Вашего визита в Пекин было подписано межправсоглашение. С 2008 года шли интенсивные переговоры, и 25 июня
текущего года мы подписали контракт.

Соответственно, мы будем
разрабатывать только часть агрегатов – это будет трансмиссия, рулевой винт и противообледенительная система, плюс накачка
ресурса для этого вертолета. Проект достаточно большой, примерно на 13 лет. Будут вестись работы, поэтому, конечно,
для нас, и особенно для молодежи, – серьезный
проект, над которым мы можем долго работать и, в том числе, приобрести дополнительные навыки и компетенции.

Третий проект, о котором я сказал, как раз на однодвигательный
вертолет. Мы начали его проектировать сами.
Соосная схема позволяет сделать вертолет более компактным, но функциональным. Можем предложить самую большую кабину в данном
классе, которая может оснащаться оборудованием для семи вариантов применения: пассажирский,
корпоративный, авиа-такси, грузовой, полицейский, медицинский, учебный.

Это отечественная
разработка, которая создается в соответствии с европейскими требованиями.
Проект начат в 2016 году, сейчас мы находимся на этапе изготовления первого летного прототипа и создания стендовой базы для проведения наземных и летных испытаний.

Эти работы мы
выполняем на нашем дочернем предприятии в Европе, в Италии, с целью того, чтобы потом его сертифицировать
и выйти на те рынки, которые имеют, скажем так, продукцию
с сертификатом EASA [Европейского агентства по безопасности полетов] и FAA [Федерального
управления гражданской авиации США], которые, к сожалению, пока имеют большие
преференции, чем наши.

Мы понимаем, что на этом останавливаться нельзя, и прогнозируем увеличение количества городских
агломераций в мире, где активно будет
развиваться тема городской аэромобильности.

В соответствии с прогнозами экспертов потребность составит
более 15 тысяч летательных аппаратов для использования в городских
условиях. Соответственно, данный проект
сопряжен с растущими требованиями по снижению уровня шума и сокращению вредных
выбросов.

Все основные
компании отрасли ведут свои работы с использованием электродвигателей. На данный момент отсутствует батарея с необходимым соотношением емкости и веса, которую можно установить на летательный аппарат, который бы летел
достаточно долго. Сегодня такие результаты примерно 20 минут. Это,
конечно, недостаточно для того, чтобы он был
коммерчески успешным. Поэтому мы развиваем направление – сначала мы идем в область гибридной силовой установки, когда
вместе с газотурбинным двигателем ставится
еще батарея, которая делает вертолет более
безопасным. В случае отказа двигателя он может порядка до 5 минут
находиться в воздухе и экипаж может подобрать
площадку с воздуха для аварийной посадки.

И следующий этап –
это электричество. Это пока модель, будущее,
но мы предполагаем, что после 2030 года
это станет, скорее всего, серьезной реальностью.

Как раз следующий проект для Индии – Ка-226. Мы
провели большую работу, тоже было подписано межправсоглашение. Было сделано совместное предприятие в 2017 году в Индии. Мы провели большую
работу с индийскими компаниями для
локализации систем этого вертолета по требованиям
межправсоглашения. В 2019 году на ВЭФе, если помните, Вы показывали Премьер-министру…

В.Путин: Я помню.

А.Богинский: Мы переработали серьезно машину, мы ее
облегчили под их требования. Она стала на 400 килограмм легче.

В.Путин: Для использования в горах.

А.Богинский: В горах, да.

<…>

Источник: kremlin.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь