Совещание с членами Правительства

0
14

Президент
провёл в режиме видеоконференции совещание с членами Правительства.

Московская область, Ново-Огарёво

Совещание с членами Правительства

Совещание с членами Правительства

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Основной
докладчик сегодня Андрей Рэмович [Белоусов, Первый заместитель Председателя Правительства]. Прежде чем начнём обсуждение
повестки дня, хотел бы вернуться к вопросу, который прозвучал на недавнем
Совете по науке и образованию в выступлении одного из участников нашей
дискуссии. Речь идёт об уровне заработных плат научных сотрудников.

В 2018 году Правительство отчиталось о выполнении майского указа в части
повышения зарплат работников бюджетной сферы. При этом в Послании
2019 года особо было обращено внимание и федеральной, и региональных
властей, что достигнутый уровень оплаты труда снижаться не должен, что здесь
недопустимо какое-либо крючкотворство. Это требование никто не отменял, как мы
понимаем.

Вместе с тем порой мы видим по сути поставленной задачи многое в мелочах меняется.
Смысл, хочу напомнить, не в отчётах, а в том, чтобы обеспечить достойный
уровень оплаты труда специалистов здравоохранения, образования, культуры, социальных
служб – важнейших для общества и страны сфер.

Однако
очень часто мы видим, во всяком случае, бывает, скажем так аккуратненько, что
некоторые наши службы играют в статистику, видим определённую подгонку
формальных показателей. В результате что получается? Что по отчётам всё вроде бы сходится. Сходится подчас за счёт различных ухищрений, когда специалистов
переводят, как было сказано в ходе нашей дискуссии в рамках Совета, на сокращённый режим работы, на половину или четверть ставки. Нагрузка при этом не снижается, а то и растёт.

Это всё
мы услышали на заседании Совета по науке и образованию. Наша участница
дискуссии Проскурина Анастасия, старший научный сотрудник одного из институтов
Сибирского отделения РАН, назвала цифры своей заработной платы – 25 тысяч
рублей. И ещё шесть тысяч рублей – надбавка. Как мы понимаем, тогда я и сказал об этом, даже в сумме это не тянет на заданные ориентиры,
зафиксированные в майском указе Президента 2012 года.

В этой
связи прошу Правительство совместно с субъектами Российской Федерации
оперативно и крайне внимательно изучить положение дел с уровнем зарплат
бюджетников, вообще бюджетников, во всех сферах и во всех регионах страны.
Современные цифровые, информационные возможности – мы это видели в условиях
эпидемии – позволяют сделать это не только в отношении каждой бюджетной
организации, но и каждого конкретного специалиста. Такие возможности, по сути,
у нас сегодня есть. То есть на выходе должна быть полная, объективная,
исчерпывающая картина.

Повторю,
такой анализ должен быть сделан не в среднем, лишь на уровне организаций.
Я вас попрошу – да, это непростая работа, но нужно вникнуть в ситуацию
каждого сотрудника.

И главное, необходимо подготовить и реализовать предметные решения, которые
позволят устранить выявленные проблемы. Ясно, что без проблем не бывает. Но мы
должны их постоянно анализировать. Ключевое требование здесь: оплата труда в бюджетной сфере должна быть прозрачной, понятной и справедливой. К прозрачности
мы ещё вернёмся. А система контроля, мониторинга ситуации – учитывать
положение, доход каждого конкретного специалиста, а не только усреднённые
показатели.

Кроме
того, прошу отдельно посмотреть, как соблюдаются нормы, устанавливающие
соотношение уровня заработных плат сотрудников и руководителей учреждений. Мы
применительно к высшей школе это уже делали. Не секрет, что разрыв здесь бывает
очень внушительным, аккуратненько скажем. Если высчитывать среднюю зарплату,
цифра на первый взгляд может получиться приличной. А на самом деле бывает так,
что у одних густо, у других пусто.

Прошу вас
ещё раз в связи с имеющимся поводом посмотреть на всю «поляну», связанную с заработными платами в бюджетной сфере. Хочу напомнить ещё раз про майский указ
2012 года, его никто не отменял. Все его положения обязательны к исполнению.
Прошу исходить именно из этого коллег и в Правительстве, и в регионах страны.

Перед тем
как мы дальше начнём работать, всё-таки хочу послушать Министра [науки и высшего образования Валерия] Фалькова. Мы с ним на этот счёт уже разговаривали
применительно к научной сфере. Хотелось бы послушать его оценки, его анализ.

Пожалуйста.

В.Фальков: Уважаемый Владимир Владимирович!

По Вашему поручению мы внимательно
посмотрели на ситуацию, на которую указала
Анастасия Сергеевна Проскурина, старший
научный сотрудник Института цитологии и генетики Сибирского отделения
Российской академии наук. Среднемесячная
заработная плата Анастасии Сергеевны в прошлом году составила 44129 рублей, в том
числе, как она справедливо указала, 25 тысяч – это должностной оклад. Если сравнивать с 2019 годом, то в 2019 году у Анастасии Сергеевны было чуть больше из-за того, что был грант РФФИ, – было 57375
рублей. Так что 2020 год в этом смысле несколько отличался от предыдущего, поскольку не было иных выплат.

Что касается
Института цитологии и генетики, то мы со стороны государства через министерство выполнили все обязательства вовремя и в срок, довели 795 миллионов 200 тысяч
рублей. В том числе, в соответствии с Вашим решением, в прошлом году научным учреждениям по всей стране
было дополнительно выделено 4 миллиарда 897 миллиона
585 тысяч рублей, из них 10 миллионов в конце года были даны в Институт цитологии и генетики.

В этой связи я хотел бы сказать,
что часть этих средств, естественно, была
направлена на заработную плату. Решение о распределении заработной платы в соответствии с действующим законодательством внутри между научными сотрудниками осуществляет руководство института на основании положения об оплате труда
и штатного расписания.

Отдельно хотел бы сказать, что мы проанализировали динамику оплаты труда по научным сотрудникам с 2018 года. В 2018 году в Институте цитологии и генетики средняя заработная плата научных сотрудников
была 64,5 тысячи рублей. На тот момент это
204 процента от средней по экономике
региона.

В 2019 году она несколько снизилась, составила 61 100 рублей. Это
было 182 процента. Произошло падение. Но в 2020 году средняя заработная плата составила
67200 рублей. Если добавить к этому гранты
Российского фонда фундаментальных исследований,
то получается, что установленный показатель –
200 процентов от средней по экономке – в данном конкретном учреждении был выполнен.

Но, как Вы справедливо сказали, надо посмотреть вглубь. В институте, как и в любом другом, пять
категорий научных сотрудников. Естественно,
больше всего младших научных сотрудников, их больше 100 человек. Если посмотреть, то самая маленькая
заработная плата как раз у младших научных
сотрудников. Она традиционно и в 2019-м, и в 2020 годах
не дотягивает до 200 от средней по экономике.

Анастасия
Сергеевна у нас входит в категорию «старшие научные сотрудники». В 2020 году, больше 70 человек работает в институте, средняя заработная плата составила больше 75 тысяч рублей, что, в общем-то, больше, чем 200 от средней по экономике.

Здесь же хотел бы отметить,
Владимир Владимирович, что касается расчета
средней заработной платы по научным сотрудникам,
то в нее не входит заработная плата руководителя
учреждения и заместителя руководителя учреждения, то есть зарплата рассчитывается только на научных сотрудников. Как Вы
справедливо сегодня указали, и соотношение –
мы внимательно за этим смотрим – не более чем один к восьми среднемесячная
заработная плата руководителя учреждения и основного персонала.

У меня все, Владимир Владимирович. Доклад окончен.

В.Путин: Смотрите, на что я
обратил внимание. Списочный состав института (не потому, что даже Анастасия Сергеевна
обратила на это внимание, а потому, что это
пример для того, чтобы проанализировать
ситуацию в целом по отрасли) – 388 человек,
из них 308 работают на полную ставку, а 80
человек – на полставки, не на полную, во всяком случае, по разным причинам. Причины могут быть действительно вполне благородные и уважительные. Средняя заработная плата научного сотрудника – 67215 рублей. Институт получил, кроме причитавшихся ему денег, еще и 10 миллионов рублей на поддержание уровня
заработной платы и 5,8 миллиона рублей на то,
чтобы трудоустраивать молодых специалистов.
При этом правила, которые мы установили изначально,
Правительство установило: 70 процентов для
того, чтобы выйти на 200 процентов от среднего по экономике дает бюджет, а 30 процентов учреждение зарабатывает само. Действительно, в 2018 году это было 204 процента от среднего, в 2019-м уже «припало», как Вы мне сказали в ходе наших предыдущих разговоров,
182 процента уже было. А в 2020 году 192 процента. При этом
счета не были обнулены, на счетах учреждения
еще оставались деньги, по-моему, 30 миллионов.

Да,
Валерий Николаевич?

В.Фальков: Да, Владимир Владимирович. На счетах порядка такой суммы и оставалось на конец года, на 31 декабря.

В.Путин: То есть руководство
учреждения посчитало, что эти деньги нужно оставить на счетах университета, не посчитало возможным направить это на поддержание уровня заработной платы.

При этом надо отметить, что
действительно у директора в 2020 году
уровень заработной платы, у самого директора, снизился, это тоже объективный показатель. Было за 300 тысяч рублей, стало 294767. В общем, если взять
среднюю, то для такого уровня, наверное, соотношение приемлемое, что руководители такого уровня и должны
получать соответствующий доход.

Как Вы сказали, старшие научные сотрудники в среднем
получают 77600 рублей. Я не ошибся,
правильно?

В.Фальков: Да, Владимир
Владимирович.

В.Путин: У Анастасии Сергеевны было 44 тысячи с небольшим, в среднем – 77600, и из них 71
человек получили 222 процента от средней по экономике. Остатки, еще раз повторяю, в НИИ
на 31 декабря 2020 года составили 30 миллионов рублей.
В принципе можно было бы направить их на поддержание уровня заработной платы. Руководство посчитало это нецелесообразным, во всяком случае, то, что я вижу из документов, из бумаг.

Теперь я перехожу к основному, о чем хотел сказать. Смотрите, у нас все
научные сотрудники в подобного рода
учреждениях разбиты на пять категорий по должностям, и, разумеется, чем выше
категория, тем выше уровень заработной платы. В принципе так и должно быть, это тоже подход-то правильный, конечно. Но в данном
научном учреждении что мы видим? Мы видим,
что 30 процентов научных сотрудников получают больше, чем в среднем по экономике, а 70
процентов – меньше, чем в среднем по экономике.

Я сейчас
не берусь утверждать, хорошо это или плохо, но здесь руководство института выбрало такое соотношение.
Базовая ставка при этом устанавливается
непосредственно руководством учреждения, директором.

В чем первый фокус, о котором мы с министром говорили, в том числе и сегодня? Он заключается в том, что эта базовая ставка даже в одном регионе
или, как Вы сказали, однотипные учреждения, находящиеся на одной улице, могут отличаться по уровню этой
базовой ставки.

Я понимаю, что от региона к региону разница должна быть. Но если
настолько это не отрегулировано, что на одной
улице однотипные учреждения могут иметь разные базовые ставки, наверное, здесь
есть о чем подумать. Это первое.

Второе. Мы все время говорим о том, что уровень заработной платы научных
сотрудников должен быть 200 процентов от среднего по экономике региона. Но считают-то на самом деле, как выяснилось, не от среднего по экономике.
От чего считают, Валерий Николаевич?

В.Фальков: От среднего дохода от трудовой деятельности.

В.Путин: От среднего дохода от трудовой
деятельности. А этот показатель, насколько я понимаю, отличается от среднего по экономике. Это второе, на что я хочу обратить
внимание.

Слушайте, ведь когда мы говорим
публично много раз, повторяем одно и то же: «Среднее
по экономике – такое-то», – люди же смотрят, тем более речь идет о научных
сотрудниках, считать-то умеют не хуже нас с вами, а может быть и получше. Тогда нужно так
и сказать: от среднего дохода от трудовой деятельности, и объяснить, что это такое. Нужно, чтобы в этих вопросах не было никакого двойного
толкования, чтобы все было понятно, ясно и прозрачно.
Прошу вас обратить на это внимание.

Дальше. Нужно, конечно, задуматься о совершенствовании самой методики в этой
связи, о совершенствовании самой методики
исчисления этих заработных плат и этих процентов
от среднего от трудовой деятельности. Обязательно прошу и Минфин, и профильные ведомства к этому вернуться.

Следующее. Я сказал: пять категорий научных сотрудников, и чем выше категория, тем выше
заработная плата, это понятно, это естественно, это справедливо, так и должно быть: чем выше
квалификация, тем больше человек должен получать.
Но нижнюю границу надо определить, потому
что, если мы не обозначим хотя бы какой-то минимум, то тогда – разные директора есть, разные руководители учреждений –
можно довести эту нижнюю границу и до минимального размера оплаты труда. Но это
недопустимо в данной сфере совершенно точно. Когда
молодой специалист идет на работу, он должен
понимать, куда он идет и сколько будет получать. Государство все-таки должно здесь отрегулировать этот вопрос, а от него дальше – пожалуйста, градация соответствующая должна быть. Но еще раз повторяю, публично чтобы это все
было, публично и прозрачно. И конечно, должно
отличаться от региона к региону, естественно,
потому что уровень жизни разный, прожиточный уровень разный.

И в этой связи еще одной
замечание, которое мы тоже с министром обсуждали,
на которое я хотел бы обратить ваше внимание.
Мы применительно к руководителям высших учебных заведений, к ректорам, в качестве одного из показателей эффективности их
работы установили такой параметр, который
говорит о том, сколько сотрудников учреждения
получают эти 200 процентов от среднего от трудовой деятельности, а сколько – не получают.
Я думаю, что вполне то же самое можно было бы распространить и на чисто научную сферу, на научно-исследовательские институты и подобные
учреждения. И тогда, может быть, это
стимулировало бы руководство соответствующих учреждений, как я уже сказал, не отвлекать имеющиеся у них средства на вопросы
второстепенного характера. Я сейчас не говорю
про реагенты, про необходимое оборудование, но на второстепенные, чтобы не отвлекали, если имеется
возможность поддерживать соответствующий,
необходимый и требуемый приказом Президента 2012 года уровень заработной платы.

Я
на этом бы закончил. Прошу Вас провести соответствующую работу и доложить о ее результатах.

Михаил Владимирович, обратите,
пожалуйста, на это внимание.

М.Мишустин: Принял, Владимир Владимирович, есть.

В.Путин: Спасибо.

Давайте пройдем по нескольким
вопросам текущей повестки дня. Михаил
Альбертович [Мурашко, Министр здравоохранения],
пожалуйста, о программе модернизации первичного звена
здравоохранения и о ходе вакцинации.

У нас в 2021 году предполагается
выделить на развитие первичного звена здравоохранения
90 миллиардов рублей, это серьезные средства,
а в целом за пять лет – 550 миллиардов рублей. Надо,
чтобы ни один рубль не ушел куда-то, на какие-то другие цели и все эти средства использовались эффективно.

Пожалуйста.

М.Мурашко: Добрый день, глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Первичное звено здравоохранения – это самая востребованная часть медицинской
службы, именно в поликлиники, амбулатории,
ФАПы чаще всего обращается население. В среднем в год таких обращений около 1 миллиарда в нашей стране. Первичное звено здравоохранения является лицом здравоохранения.

В первую очередь я хотел бы
сказать о том, что мы делали в предыдущем
году. В первую очередь это было направлено на сельское здравоохранение. Введены в эксплуатацию были в 2020-м, в 2019 годах 1396
фельдшерско-акушерских пунктов и врачебных амбулаторий, а также, усиливая сельское здравоохранение,
было приобретено 985 мобильных комплексов.
Работа продолжалась в прошлом году, несмотря
на сложную эпидемическую обстановку.

Но помимо материально-технической
базы мы продолжали повышать эффективность поликлиник. В 2020 году уже 6 тысяч поликлинических подразделений,
то есть более 70 процентов из всех учреждений
такого типа, начали работать по принципам
новой модели поликлиники. Это подразумевает под собой использование бережливых
технологий, которые позволяют врачам более
комфортно работать. Это новая экономика, пациенты
тратят в поликлинике меньшее количество времени. Причем, хочу сказать, что 2877 поликлиник из общего количества – это именно детские
поликлиники.

В ходе совещания по вопросам модернизации первичного звена в 2019 году Вами, Владимир Владимирович, отмечено, что
вопросы первичного звена – это вопросы чрезвычайно
важные для каждого гражданина нашей страны. По Вашему поручению, с 1 января 2021 года в регионах реализуются программы модернизации первичного звена. При
этом при подготовке учитывалась реальная
ситуация по каждому населенному пункту: по фельдшерско-акушерскому пункту, по поликлинике, в каком они состоянии, транспортная доступность, укомплектованный штат
медицинских работников. До 15 декабря все регионы утвердили данные программы.

За пять лет, за программу
модернизации, как уже было отмечено Вами,
предусматривается не менее 550 миллиардов рублей.
В этом году – 90 миллиардов рублей Правительством выделено на строительство и реконструкцию 1054 поликлиники и ФАПа, амбулатории, а также более 1,5
тысяч объектов, подлежащих капитальному
ремонту. Будет закуплено 27 тысяч единиц медицинского
оборудования, это прежде всего диагностическое оборудование, которое так необходимо в поликлиниках для своевременной
постановки диагноза инфекционных и неинфекционных заболеваний.

Планировалось закупить 6739 автомобилей. По Вашему поручению 2 тысячи из них мы совместно с Минпромторгом закупили
уже в декабре, и на новогодние праздники эти 2
тысячи автомобилей уже работали в поликлиническом звене,
доставляя медицинских работников к пациентам.

Объекты модернизации, конечно же,
должны быть обеспечены кадрами. Это самый
серьезный ресурс, который необходим для системы здравоохранения. В этом году на специалитет поступило больше на 3,5 процента студентов и увеличилось
количество мест (в общей сложности на 13
процентов) в ординатуры и аспирантуры.

Также предусмотрены меры
федеральной и региональной поддержки. В том
числе в этом году расширилась поддержка в программе «Земский доктор»
для среднего медицинского персонала, включили
туда еще и акушерок.

Соглашения с регионами начали функционировать, и средства
доведены с 1 января. 39 регионов уже начали конкурсные
процедуры по закупке оборудования, транспорта, услуг по строительству и ремонту подразделений поликлиник и ФАПов.

Считаю важным обратить внимание глав регионов, что все запланированное в этом
году, конечно же, должно быть выполнено. Население
обсуждало программы и ждет реализации.

Помимо материально-технической базы первичного звена, сделать медицинскую помощь удобной и выстроить
коммуникацию с населением позволяет
реализуемый сегодня сервис «Мое здоровье». Он развивается. В этом году мы планируем его расширить, в том
числе мобильным приложением. Помимо личного
кабинета на портале услуг, который сегодня уже работает, скажем, для записи на вакцинацию, там необходимо будет создать возможности для приглашения на диспансеризацию, записи на прием к врачу, посмотреть результаты анализов, и, например, такой
функционал, как напомнить о приеме лекарственных препаратов. Эта коммуникация очень важна. По оценке специалистов, именно она должна
позволить, в том числе для пациентов с хроническими
заболеваниями, улучшить качество наблюдения.

Продолжение следует.

Источник: kremlin.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь